Мало энергии и нет кадров: за счет чего Иркутская область снова намерена стать флагманом химпрома

0 1

Новый федеральный центр химии, который создается в Иркутске, поглотит ИНЦ

В Иркутской области незаметно растет химическая промышленность. Граждане могли видеть, как проводится ликвидация вреда на бывшем «Усольехимпроме», но пропустили, что в Иркутске развивается малотоннажная химия и почти создан федеральный исследовательский центр все той же химии. Об этом рассказал директор Института химии имени Фаворского Андрей Иванов.

Мало энергии и нет кадров: за счет чего Иркутская область снова намерена стать флагманом химпрома

Что можно делать из каменного угля

Главное направление, которое сейчас развивают иркутские химики, – это так называемая малотоннажная химия: производство химических веществ в небольших объемах. Производятся те вещества, которые раньше предпочитали ввозить из-за рубежа, но с введением санкций возник запрет на их ввоз. Сейчас в разных химических институтах создаются производства и лаборатории, которые синтезируют необходимые вещества и производят их для нужд российской промышленности. Это несколько десятков тысяч наименований, которые нужны постоянно. Не пищевые добавки, конечно – но специализированные химикаты, которые понемногу начинают производить в России. К примеру, Иркутский институт химии производит пять таких веществ и готовится к открытию еще пяти направлений производства. Одно из направлений иркутян – винильные мономеры: ацетилен и его производные. Ацетилен нужен для производства ПВХ, лакокрасочной продукции и нескольких сотен других товаров. Его производство – особенно экологичное – важное направление на будущее.

Ацетилен призван заменить в производстве бензол и этилен, которые делают из нефти и газа. При этом запасы нефти и газа конечны, и скоро этилен не из чего будет делать. Между тем есть технологии – в частности, плазмохимический метод – которые позволяют делать ацетилен, которым можно заменить этилен, из угля. Особенно из черемховского, который, как ранее считалось, пригоден только на сжигание. Ученым удалось производить ацетилен из черемховского угля, при этом метод производства в качестве «побочных» веществ не оставляет ни дыма, ни углекислого газа, только пары воды. Экологично и безопасно. Над производством ацетилена из каменного и древесного угля, а также из отходов сельхозпроизводства работают еще две лаборатории в Китае, но иркутяне от них почти не отстают.

Федеральный центр химии в Усолье будет безлюдным?

«Усольехимпром» почти очищен, и там, говорит директор института, уже почти создан федеральный центр химии. Работать на площадке будут госкорпорация «Росхим», некоторые компании из структуры «Росатома» (химические) и независимые химические компании. И уже оказалось, что 700 гектаров как-то маловато, чтобы вместить всех желающих. Уже определен список продуктов, которые будут производить на данной площадке. Однако, по словам Андрея Иванова, есть две большие проблемы.

Первая – это кадры. Сейчас химическая промышленность ощущает сильную нехватку специалистов – примерно 25% с высшим химическим образованием. К 2030 году дефицит кадров может составить до 40%, если ситуация будет развиваться такими же темпами. Чтобы хотя бы сохранить работоспособность отрасли, нужно до 2030 года по стране выпустить около 30 тысяч химиков с высшим образованием и около 110 тысяч – со средним специальным. Кроме этого, их нужно замотивировать работать по специальности – а на это не идет каждый четвертый выпускник.

Как сказал Андрей Иванов, причиной дефицита кадров стал ЕГЭ по химии. Школьники выбирают путь наименьшего сопротивления и не берут в качестве дополнительных экзамены, на которых нельзя получить хороший балл. С этим нужно что-то делать.

Есть, конечно, вариант создания производств с «безлюдной» химией, когда процесс роботизирован. Такие заводы есть в Китае, такие производства существовали и в России, но они были чешскими. После определенных событий чешская сторона попросту отключила все свои заводы одним нажатием кнопки в Чехии. Создание таких производств дорого и требует пересмотра всего химического процесса. Работы в этом направлении ведутся, и очень активно.

Мало энергии и нет кадров: за счет чего Иркутская область снова намерена стать флагманом химпрома

Энергию для химии отберут у майнеров?

Вторая проблема – это энергия. Химические производства энергозатратны, та же плазменная технология получения ацетилена требует большого количества энергии. Химики считали, что энергии в Приангарье достаточно, а оказалось – дефицит. Как один из вариантов, рассматривается газификация Усолья от газопровода «Сила Сибири – 2». Этой же веткой можно будет газифицировать Саянск и дотянуть ее до Ангарска. Второй вариант – «отобрать» энергию у майнеров: как удалось выяснить, часть электричества в Усолье была законтрактована для майнеров. Тут необходим закон, который будет регулировать энергетические потоки в пользу реального производства.

Решатель проблем: создается ФИЦ

В Иркутске для решения вопросов химических производств, создания отечественных технологий и собственных схем производства химических веществ создается федеральный исследовательский центр. Он почти создан на базе Института химии и Иркутского научного центра путем поглощения ИНЦ. При этом не нужно думать, что все научные институты Иркутска поглотятся химиками – они будут работать, как и работали. Все просто: ИНЦ – это на самом деле небольшая структура.

Как рассказал Андрей Иванов, в самом ИНЦ работают только три отдела: аспирантский, где преподают аспирантам ряд предметов, экономический и медико-биологический. Медико-биологический и так уже тесно сотрудничает с химиками, экономистам будет много работы и в ФИЦ, где им предстоит связать химию и выгоду от создания новых химических производств. Так что ничего страшного в слиянии-поглощении нет.

В ФИЦ уже создали новый отдел, который назвали отделом юридической химии. Возглавил его профессор Сергей Шишкин. Отдел будет заниматься проблемами отрасли на региональном и федеральном уровнях. Вот пример: для работы государственного учреждения необходимо химическое оборудование, которое производят всего три компании в мире. Открывать свое производство таких приборов крайне невыгодно. Два завода – европейские, один – в Китае. Наши ученые могут купить прибор в Китае, но не напрямую на заводе, где он стоит 60 миллионов рублей, а только через перекупщиков, которые поднимают цену в два раза. Чтобы покупать напрямую, нужно внести изменения в три кодекса и 30 подзаконных актов. Этим и будет заниматься отдел юридической химии.

Работы очень много. Начало положено. Остается только идти вперед.

Мало энергии и нет кадров: за счет чего Иркутская область снова намерена стать флагманом химпрома

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.