Не все майнеры одинаково опасны: иркутские эксперты объяснили, кто опасен, а кто полезен

0 5

Почему мелкие майнеры на сегодняшний день все портят

Мы уже привыкли к тому, что майнер в Приангарье – слово почти ругательное. Эти люди делают нашу жизнь сложнее, это они воруют электричество, приводят к перегрузкам и пожарам, а еще из-за них у нас будет дифференцированный тариф. Однако не все майнеры одинаково опасны.

Не все майнеры одинаково опасны: иркутские эксперты объяснили, кто опасен, а кто полезен

Есть три градации майнеров: нелегальные (черные), полулегальные (серые) и полностью легальные (промышленные). Вот только градация эта сама по себе тоже «черная», очень условная, ибо майнинг в России до сих пор никак и ничем не регулируется. О том, как выйти из сумрака, что нужно сделать для того, чтобы в области майнинга Россия вышла вперед планеты всей, в пресс-центре «Интерфакса» говорили директор Ассоциации промышленного майнинга Сергей Безделов, директор по взаимодействию с государственными органами компании BitRiver Олег Огиенко, директор Центра исследований в электроэнергетике Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ «Высшая школа экономики» Сергей Сасим, генеральный директор NGE Farm Дмитрий Зуев, профессор юридического института Иркутского госуниверситета, учредитель правового института майнинга и криптовалюты Сергей Шишкин.

Эксперты напомнили, что майнинг, или, по-другому, «технологии распределения реестра», неразрывно связан с искусственным интеллектом – они переплетены и, можно сказать, врастают друг в друга. Оба относятся к энергоемким технологиям, оба активно развиваются в мире, и на первом месте тут находятся США. А вот Россия по объему майнинга занимает второе место – 13% рынка. И этим надо пользоваться, конечно. Но для начала нужно ввести определения майнинга на законодательном уровне и распределить его на промышленный (который и так уже сам себя почти урегулировал) и мелкий. Последний вроде как бытовой, человек может майнить у себя в гараже. Но на самом деле это все же предпринимательство – и от этого-то, от неопределенности статуса мелкого майнинга, все проблемы и происходят.

Не все майнеры одинаково опасны: иркутские эксперты объяснили, кто опасен, а кто полезен

Часть экспертов встречи вообще высказались, что вот эти мелкие владельцы нескольких «асиков» – машинок для майнинга, установленных в гараже, не могут называться майнерами, поскольку от них больше вреда, чем пользы. Крупные, промышленные майнеры, такие как, например, BitRiver, оператор майнинговых дата-центров в РФ, вводят новые центры, рабочие места, поднимают производство, влияют на внутренний валовый продукт, поскольку вокруг них тоже много завязано производств. Ну и они платят налоги (в 2023 году, к примеру, компания выплатила более 648 миллионов рублей в бюджеты всех уровней в России), а также занимаются благотворительностью и помогают многим. В общем, и бизнес, и общественная польза. И легальные промышленные майнеры занимают половину от приходящихся на этот сектор 700 МВт электричества в год. Остальное – майнеры бытовые, нелегальные, от которых и перегруз, и разрушение сетей, и недостаток электричества, и прочие неприятности.

А вообще, та же компания BitRiver строит свои майнинговые (дата) центры на нефтедобывающих промыслах или максимально близко, чтобы использовать для выработки столь нужного для отрасли электричества попутный нефтяной газ, который на нефтедобыче так красиво горит факелами. Теперь он хотя бы пользу приносить будет. Нефтяники уже заявили, что для выработки электричества компания ежегодно может рассчитывать примерно на 10 миллиардов кубометров попутного нефтяного газа в год. И всем вроде как хорошо.

Не все майнеры одинаково опасны: иркутские эксперты объяснили, кто опасен, а кто полезен

В ближайшие два года эта же компания планирует запустить в России дата-центры суммарной потребляемой мощностью 1,5 тысячи МВт (сейчас у нее 15 действующих центров, в которых размещено более 175 тысяч единиц вычислительного оборудования).

Но при таком росте, естественно, все чаще будут говорить об энергодефиците. Вот только, как уверяют эксперты, в Иркутской области дефицита как такового в промышленном секторе нет. Промышленность даже слегка снизила свое энергопотребление, а вот население, напротив, нарастило. И зачастую благодаря именно тем гражданам, которые считают, что, получив на свое жилье электроэнергию, они могут майнить. Это, говорят эксперты, в корне неправильно, и для этого и нужно урегулировать этот вопрос на законодательном уровне. И тогда, обещают они, все у нас будет: производство собственных чипов для вычислительной техники для майнинга, развитие искусственного интеллекта, возможность перераспределения электроэнергии от промышленной (высоковольтные сети) на бытовую и новая генерация… Ну да, и, конечно, дифтариф, который вводится в Приангарье с 1 мая. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.