«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

0 2

Откровенный разговор с прославившемся своей хитростью российским нападающим, входившим в список претендентов на «Золотой мяч»

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Эксклюзивное интервью корреспонденту Livesport.ru Михаилу Пукшанскому дал самый непредсказуемый форвард Бундеслиги 90-х, двукратный чемпион Европы в составе юношеской и молодежной сборных СССР Сергей Кирьяков. По полочкам разобрали фантастические полуфиналы Лиги чемпионов, выяснили причины его недавней отставки из «Ленинградца», ну и о своих легендарных «нырках» в штрафной соперника он тоже честно рассказал.

«В Анчелотти есть что-то магическое»

— Сумасшедшая развязка в Мадриде лишает нас права на хронологическую последовательность. Магия Карло Анчелотти, никак не иначе?

— Судя по тому, как «Реал» оформляет победы в такой ситуации наверное, да. Вспоминается, что достаточно много уже было игр с таким сюжетом. Видимо, и впрямь есть в Анчелотти нечто не только футбольное, но и магическое.

— Гари Линекер говорил, что в футбол играют 11 человек, а побеждают всегда немцы. Пришло время менять последнее слово на «Реал»?

— На клубном уровне можно, хотя я бы подождал, ведь одна немецкая команда будет играть в финале. Относительно сборных, посмотрим на Евро. Германия обычно быстро восстанавливает былой уровень после неудач. Здесь она свое слово еще не сказала.

— Я к тому, что сила духа отчасти перебралась в Мадрид. Или «Реал» берет в первую очередь чем-то другим?

— Я бы не сказал, что в среду именно сила духа помогла выиграть. В первую очередь — ошибка не кого-нибудь, а Нойера, одного из лучших вратарей мира. Когда голкипер такого уровня допускает детские ляпы а-ля Лещук, футбол за это наказывает. Вроде бы всего лишь ничейным стал счет, но этот курьез перевернул игру в психологическом плане. «Реал» почувствовал кровь, понимал, за что нужно цепляться и как дожимать.

— За такие отскоки от груди из детских спортивных школ выгоняют. Как это объяснить, нервы?

— Никак. Случаются в футболе необъяснимые вещи. С нервами человек, прошедший в футболе все, должен уметь совладать. Если он будет их выпускать из-под контроля, что спрашивать с остальных.

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Хоселу забивает Нойеру

— Андрей Лунин, напротив, не допустил ни единой ошибки. Ведь гол Альфонсо Дэйвиса из разряда неберущихся?

— Конечно. В дальний угол, с правой ноги при очень высоком исполнительском мастерстве. Не знаю вратаря, который бы такой удар вытащил. А Лунин молодец, сильно прибавил в этом сезоне. Но играя с такими столпами обороны столько времени, это неудивительно. Главное, надежен, перестал допускать нелепые ошибки. У парня большое будущее.

«Винисиус всегда лучший»

— Замены Родриго, Тони Крооса и Федерико Вальверде не выглядели для вас жестом отчаяния?

— И да, и нет. Убрать единовременно с поля даже не людей, а такие фамилии, это некая агония. Даже если что-то не получается, эти мастера в один момент способны сотворить чудо. Кроос отдать, выполнить штрафной, все остальные — то же самое. Были разные варианты, даже к Тони добавить Модрича, когда терять нечего. Но Папа Карло посчитал, что нужно освежать, давать шанс. Футболисты, которые выйдут, способны переломить ситуацию. Наверное, он больше знает о своей команде, чем кто бы то ни было. В итоге этот момент и сыграл ключевую роль.

— По всем повторам показалось, что при втором голе мадридистов был офсайд. Ан-нет. В чем природа такого удивительного оптического обмана?

— Сейчас на стадионах столько всевозможных камер, что с одного ракурса можно увидеть, одно, а с другого другое. Даже с нарушениями в штрафной площади есть разночтения глазами видеооборудования. Поэтому и при VAR в футболе остается неоднозначность. И это хорошо. Пусть в нашей игре сохранится свойственный только ей колорит. Сейчас несколько дней будут дискуссии. Но разве это плохо, вредит популяризации футбола? Напротив. За этот нерв, некий элемент скандальности мы его и любим.

— В чем феномен абсолютно корявого Хоселу, над приобретением которого в Испании смеялись даже дети? Спрашиваю вас, как форварда, пусть и совсем иного плана.

— Сколько я таких футболистов повидал на своем веку, когда вообще не понимаешь, как они в футбол попали. А если еще на таком уровне, скажем в Бундеслиге! В тренировочном процессе на них, как говорится, без слез не взглянешь, а выходили в официальных матчах и забивали решающие мячи, влияли на исход игр. Да, пригласить Хоселу в Мадрид в 33 года — шаг не из очевидных. Но он уже все доказал только этой игрой. Хотя и до того, помню, на протяжении сезона, тоже делал разницу.

— При этом лучший игрок матча вновь Винисиус Жуниор. Справедливо ли, с учетом дубля Хоселу?

— Ну, Винисиус, это особая история, он всегда достоин. Прежде таким был Бензема, потом они вместе, теперь его вообще не заменить. Обыгрывает, обостряет, каждый тренер мечтает иметь такого игрока.

«Хаби Алонсо стоило немедля двигаться дальше»

— Томас Тухель сказал, что поменял Гари Кейна по состоянию здоровья. Поверим?

— Честно говоря, такого ощущения не было. В первую очередь, это игра на результат, на удержание счета. Пусть замена и по позиции, но не для того, чтобы со свежими силами лететь в атаку, а более агрессивно действовать в обороне. Оставалось играть совсем немного времени, и, думаю, любой тренер сделал бы то же самое. За исключением гениев-провидцев, которые способны предугадать такое развитие событий, следующий момент. А в следующий момент была ошибка Нойера. «Реал» с «Сити» тоже играл глубоко от обороны, когда это было нужно. И все говорили, что это за футбол? Отбиваться всей командой порой тоже нормально.

— Не считаете ли Ханса-Дитера Флика оптимальной кандидатурой на пост нового тренера «Баварии»?

— Опять Флик? Да, в «Баварии» были такие примеры. Скажем, Хайнкесс, который не раз возвращался при президентстве Хенесса. Это было еще в мое время. Не исключаю, если он в нормальных отношениях расстался с футболистами. Но, может быть, и Клопп всплывет, есть еще пара фигур. Они всегда были непредсказуемы в плане кадровых назначений.

— Мог быть и Хаби Алонсо. Не стоило ему сразу же уходить из «Байера» на таком взлете?

— Думаю, что стоило. Более того, нужно было ему это сделать и пользоваться моментом. Посмотрим, что из этого выйдет. Все мы знаем о синдроме второго сезона, пример нынешнего «Наполи» очевиден. Доказать, что успех был не случаен, куда сложнее, чем его единожды добиться. Безусловно, рискует. На такой волне мог попасть в очень солидный клуб, с большими задачами, хорошими деньгами.

«”Боруссия” подготовилась фундаментально»

— Можно ли назвать победу Дортмунда заслуженной, при четырех попаданиях в каркас его ворот и подавляющем преимуществе «ПСЖ» по числу ударов и голевых моментов?

— Счет на табло. Как говорится, везет тому, кто везет. Выглядели очень достойно, абсолютно фундаментально подготовились. И никакого огромного перевеса, даже визуально, Париж до определенного момента не имел. А когда этот момент пришел, немцы были к нему готовы.

— Матс Хуммельс забил головой, словно на тренировке с любителями. Как такое возможно в полуфинале Лиги чемпионов?

— Ну, он всегда опасен при розыгрыше стандартов. Что позиционно защитники в тот момент проиграли, факт. Но, поверьте, это не первый подобный случай в мировом футболе. И уж с его участием точно.

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Матс Хуммельс

— «Боруссия» стала играть в пять защитников после выходы Зюле. Но разве не на этот отрезок пришлись самые тревожные для гостей минуты?

— Это закономерно. Убрали игрока из центра поля, полностью расчистив для соперника территорию. Узко обороняться вблизи штрафной, когда осталось мало времени и сил, всегда легче. Имели право.

— Полагаю, забитый мяч несколько расслабил «Боруссию». При ничейном счете она бы стала так прижиматься к воротам в последние полчаса игры?

— Нет. Но когда чувствуешь, что победа на расстоянии вытянутой руки, подсознательно будешь играть именно так. Честно говоря, при все этом давление, обилии моментов, не сомневался в победе Дортмунда.

— Ваше отношение к Эдину Терзичу с учетом, прямо скажем, противоречивых результатов?

— В этом году, очевидно, сделал ставку на Лигу чемпионов. Если говорить о прошлом первенстве, когда упустили «Серебряную Салатницу», сыграв дома вничью с «Майнцем»… Да, все очевидно, там серия его персональных ошибок. Но живем днем сегодняшним. Выиграют Лигу чемпионов — он Король.

«В финале 50 на 50, но болею за немцев»

— Килиан Мбаппе не был похож на себя, поскольку головой уже в Мадриде?

— Только отчасти. Возможно, в ином случае выложился бы не на 90, а на 110. Но здесь в основном заслуга защитников, и того же Терзича. Один в один француза не оставляли, всегда страховал норвежец из центра. Отсюда и вышел такой непробиваемый заслон.

— А в случае с провалившим игру Усманом Дембеле роль сыграл, полагаю, эффект бывшей команды?

— Возможно. «Боруссия» его хорошо знает. Все финты, маневры, как говорится, записаны. Особенно слабые качества, коих у него в достатке. Да, высокая скорость, нельзя выбрасываться. Нужна страховка, чтобы не оставлять один в один, как и Мбаппе. Плюс уходил не лучшим образом, остались какие-то обиды. Прикрыли крепко, что уж там говорить. Париж, тем самым, по сути потерял правый край атаки. Приходилось Хакими туда заходить, а это не одно и то же.

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Усман Дембеле

— Какой из двух полуфиналов был, на ваш взгляд, выше по качеству?

— Оба абсолютно великолепны. Каждый из этих четырех матчей — пособие для любого тренера. Разбирать подключения в атаку, забегания с обеих сторон — это дорогого стоит. Часто смотрю не только еврокубки, но и чемпионаты. Выбираю для себя определенные фрагменты. Не показываю своим игрокам, но довожу до них, что хочу видеть в том или ином конкретном эпизоде. Делаю акцент на том, какие ситуации нам надо подобным образом наигрывать, чтобы действовать так в дальнейшем в конкретном моменте.

— Фаворит финала для вас очевиден?

— Определенно нет. Если Дортмунд прошел такую команду, как ПСЖ, он уже даже на бумаге не аутсайдер. С очень приличным подбором игроков. Даже Фюллькруг, о котором говорили много чего не самого лучшего, забил решающий гол французам в первом матче. Пусть и не типичный для этого уровня нападающий, но задачу решает. Все время навязывает борьбу вверху. Есть под ним люди и справа, и слева, которые обыгрывают один в один. Для меня шансы — 50 на 50. Но поскольку долгое время играл за немецкие команды, болею за «Боруссию».

«Два рыжих в Карлсруэ»

— Удивительно вот, что вы при столь яркой карьере не завоевали во взрослом футболе ни одного трофея. А ведь могли в первом же сезоне, в 86-м…

— Да был шанс и с «Карлсруэ» выиграть Кубок УЕФА! В полуфинале оступились с «Зальцбургом», когда нам, казалось бы, сопутствовала удача в жеребьевке. «Интер» играл с какой-то другой итальянской командой параллельно, и мы уже видели себя в финале. Но уступили при двух ничьих, когда еще гостевой гол имел значение. Потом в финале Кубка Германии проиграли «Кайзерслаутерну» 0:1, хотя я там не участвовал из-за красной карточки.

— По прошествии многих лет, это ваше главное разочарование?

— Конечно, те поражения «Карлсруэ». Финал Кубка УЕФА и Германии дорогого стоят.

— Был уверен, скажете, динамовское против Киева в 86-м. Отсюда — вопрос. Помню тогда Николай Старостин сказал, что болеет за киевлян. Как московское «Динамо» могло быть для «Спартака» ненавистнее киевского?

— Он как раз и вколол им эту пилюлю. Знаете же знаменитую историю, когда Бесков дает установку, а Старостин в это время бьет муху на стекле со словами: «Ух, “Динамо” уже и сюда добралось». Он эту ненависть и привил на многие поколения. А что по сути того противостояния, то Киев был сильнее во многих отношениях. Да, у нас была группа молодежи — Добровольский, Колыванов, Кобелев… Но напротив — машина. Пусть уже возрастная, но очень уж опытная для нас оказалась.

— В 1992-м вы уехали в крепкий, но не хватавший звезд с небес «Карлсруэ». Не было других вариантов?

— Варианты возникали, но надо было ждать. Приезжал президент «Ланса», который входил тогда в лучшую пятерку французских клубов. Были предложения из Италии, но все в перспективе, когда закончится Евро-92. А здесь привезли контракт до. И, честно говоря, меня Бундеслига больше прельщала, чем другие европейские лиги. Поэтому принял решение уехать, быть может, не в самый сильный на тот момент по европейским меркам клуб. Но там уже играли Валера Шмаров, Петя Нойштедтер, что помогало освоиться.

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Кирьяков в «Карлсруэ»

— Винфрид Шефер лично вас звал? Вы ведь с ним были похожи не только цветом волос, но и задорным характером.

— Да, так и говорили — он рыжий, я рыжий. Лично меня не звал, но наводил справки. Когда мы впервые встретились, все это рассказал. Оказывается, звонил Берти Фогтсу, который тогда был тренером молодежной сборной Германии. Мы много с ними играли на разных уровнях, он меня хорошо знал, и определенную характеристику, видимо, дал. Ждали, пока будут деньги. Как только продали в «Баварию» Мехмета Шолля, тут же меня и подписали. Выбирали между мной и шведом Кеннетом Андерссоном, который потом играл потом в «Болонье» с Игорем Колывановым. Такой высокорослый, мощный был форвард, если помните. Но я уже на тот момент выиграл юношеский Евро в 88-м, потом молодёжный в 90-м, и выбор пал на меня.

«Сегодня мои фокусы не проходят»

— Объективно, чей состав тогда был сильнее, если сравнивать «Карлсруэ» с «Динамо»?

— На тот момент из «Динамо» почти все разъехались, уже не то было. И чемпионат России ни чета советскому. Уровень, организация, качество полей, не говоря уж о квалификации игроков. Сами помните. Нас отбросили тогда лет на десять назад. Вот все и устремились туда.

— Поэтому и забивали в Германии намного больше?

— Я уже больше играл центрфорварда, не как в «Динамо», где Добровольский 8-9 мячей за сезон с моих пенальти забивал. В Москве же играл не на острие, а чуть в оттяжке, или слева, или справа. Моя задача была обыгрывать, влезать в штрафную, отдавать. В «Карлсруэ» ситуация поменялась. Мне объяснили, что на меня рассчитывают не только в том плане, что обостряю, создаю, но и забиваю. Шефер отозвал меня как-то в сторонку, и сказал — сегодня с тебя гол. Забил трешечку «Вердеру», потом «Штутгарту». И пошло, поехало…

— Вы много падали в штрафной, и судьи часто ставили пенальти. Если честно сколько из них примерно было, сколько нет?

— 80 на 20. Но я не падал просто так, а искал ошибки защитников. Это не симуляция, а поиск контакта, который ты можешь найти.

— В современном футболе эти маленькие футбольные хитрости уже не проходят?

— Согласен. Тогда не было VAR и так далее. Сейчас бы это расценивалось иначе. А в те времена многие игроки обороны делали необоснованные подкаты, когда нападающий далеко отпускал мяч. На этом их и ловил. Имея хорошую стартовую скорость, имел право. До сих пор считаю это глупыми действиями защитников, а не симуляцией.

«Германия организует Евро-24 на высшем уровне»

— Как я понял, на всякого рода торжественные приглашения из Германии вы не откликаетесь?

— Что значит не откликаюсь? Я работал в «Ленинградце», не мог сорваться. Меня приглашали на памятный матч с «Валенсией», которую мы обыграли 7:0. Прислали официальное письмо. Сейчас бы с удовольствием поехал, повидал всех ребят, тренеров, руководство. Потом мне подготовили полные фото и видеоотчет, всевозможные приветствия. Посмотрел, как они сидели за столом, но быть с ними на тот момент не мог. Отдельная открытка была с напоминанием, что я вошел в «золотой» состав «Карлсруэ» всех времен. Еще картину от художника со всеми нашими подвигами тех времен прислали. Было очень приятно.

— А «Гамбург», где вы потом играли?

— Тоже постоянно звонил. Мы уже планировали там сыграть ветеранами «Зенита», но помешали известные события.

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Кирьяков в «Карлсруэ»

— Почему «Зенита»?

— Я живу сейчас в Санкт-Петербурге, у меня супруга отсюда. Уже договаривались и на ответный матч в России, обещал показать им все красоты нашего города. Увы и ах. К счастью друзья остаются друзьями. Потому, как только есть возможность, сажусь в самолет, и через Стамбул лечу в Берлин.

— Чемпионат Европы немцы проведут на высшем уровне?

— Сто процентов. Германия по-другому не может. Футбольная страна, уже чувствуется ажиотаж, это будет топ-уровень.

— А что по части их шансов на футбольном поле после не слишком удачного, мягко говоря, периода?

— Как я уже сказал, немцы никогда надолго не уходят в забвение. С приходом Нагельсмана команда быстро поменялась. Молодой, но опытный тренер уже. Все ждут от него подвига, который восстановит уровень Германии и вновь выведет ее на высший уровень.

«Китай навсегда»

— Мы чуть отвлеклись от вашей персональной карьеры, которую вы завершали в Китае. Как там оказались после Германии?

— Поступило предложение, поскольку у меня шли разбирательства с клубом «Теннис-Боруссия» при действующем трехлетнем контракте. Туда меня пригласил Шефер, во вторую Бундеслигу, но под фантастические задачи. Должны были сразу выйти наверх, потом попасть в зону еврокубков, дальше Лига чемпионов. Но все закончилось, едва начавшись. Основной спонсор обанкротился. Имея на руках трехлетний контракт, через адвоката пошли через суды. Время тянулось, и тогда как раз возник Китай. Слетал, посмотрел, все понравилось. В итоге отыграл там три незабываемых года.

— Я так понял, что самыми яркими впечатлениями были поездки по тюрьмам, а отнюдь не футбол?

— Да, были всякие моменты. Но в первую очередь приятно, что к нам там здорово относятся. Китайцы весьма своеобразный народ, но очень гостеприимный. Я там с первых минут не испытывал никакого дискомфорта. И в футбольном плане они были на подъеме, впервые в истории попали на чемпионат мира, создали великолепную инфраструктуру. Начался футбольный бум, огромные стадионы заполнялись на 70-80 процентов. Приятно было и тренироваться, и играть, летать по стране. Много посмотрел необычных мест, приобрел новых друзей.

— Не было желания напоследок вернуться в свое «Динамо»?

— В 33 года уже чувствовал, что мое время прошло. Все же я играл не в середине, где можно продержаться чуть больше лет за счет выбора позиции и экономии движения. Форвард — это в первую очередь скорость, агрессия, постоянная игра в давление.

— Неужели не было предложений в России?

— Было из «Терека». Я уже закончил, и тут звонок, приезжай на просмотр. Посмеялся, говорю, могу пройти медобследование, но ехать на сборы и доказывать свой уровень…

«В сборной понимали друг друга с полуслова»

— У вас в 19-летнем возрасте есть один матч за сборную СССР. Что это была за игра?

— Товарищеская встреча в Польше, куда не поехала большая группа основных игроков. Команда была разбавлена футболистами молодежной сборной, нам дали шанс. Я им воспользовался, забил единственный наш мяч. В итоге сыграли 1:1. Но было незабываемое ощущение, когда в 19 надеваешь майку национальной сборной.

— За сборную России в процентном соотношении вы забивали больше, чем за любой из клубов. Как это объяснить?

— Когда такая компания, играть приятно. Мы разговаривали на одном футбольном языке. Это было то время, когда практически вся «молодежка» перешла в национальную сборную. Там понимали друг друга вслепую, с полуслова, так и дальше было. Любое открывание всегда награждалось передачей, индивидуальные действия тоже кое-что позволяли. Отсюда — результат. Мог бы еще больше забить, но по известным причинам…

«Ошибка Нойера перевернула игру в психологическом плане». Сергей Кирьяков — о полуфиналах ЛЧ, ненависти «Спартака» к «Динамо» и конфликте с Романцевым на Евро-96

Кирьяков на Евро-1996

— Не буду задавать вопросов о «письме 14», а вот о конфликте с Олегом Романцевым на Евро-96 хотелось бы спросить. Теперь уже с тренерской позиции для вас очевидно, что были не правы?

— Может быть, да. Поэтому лучше все остальное опустить.

«”Динамо” может исправить нашу ошибку 86-го»

— За несколько дней до недавнего увольнения из «Ленинградца» вы говорили, что у вас с руководством полное взаимопонимание. Как же так тогда?

— Для футбола это нормально. Мы расстались отлично. Они выполнили все обязательства, поговорили, приняли обоюдное решение. Понятно, что и претензии были с обеих сторон, а как иначе? Мои, как мне думается, более весомые, но так случается. Весь негатив с точки зрения результата сложился в один момент. Стартовая игра после зимнего перерыва — очевидный пенальти не назначили в ворота «КАМАЗа». При 1:0, и эту ошибку признал ЭСК. Потом хороший матч в Ярославле, сыграли 0:0, но снова имели право на 11-метровый. Дальше вели 3:1 с «Аланией», и не смогли удержать преимущество. Как-то вот так, одно за одним… Не оправдание, но имели самый маленький бюджет в первой лиге, что и декларировал генеральный директор. Бесплатные аренды, минимальные зарплаты… Тяжело, но я знал, на что шел.

— «Махачкала» сейчас выиграла у «Химок». «Акрон» еще в состоянии вмешаться в борьбу за прямую путевку наверх, или эта пара вне конкуренции?

— «Акрон» по составу никому не уступает. Команда играющая в атаку, с позиции силы. В том же ключе, первым номером, действует «Родина». «Арсенал» тоже не стоит сбрасывать со счетов. Попавшие в стыки команды РПЛ, поверьте, будут иметь огромные проблемы.

— Ну, а в высшем эшелоне у вашего «Динамо» какие шансы на «золото», с учетом заключительного матча в Краснодаре?

— Главное, что «Зенит» играет неуверенно, отсюда шансы. «Краснодар» неожиданно теряет дома с «Ахматом». Так что впервые с 86-го года у «Динамо» есть все, чтобы стать чемпионом. Надо постараться.

— Сами куда дальше?

— Надо выдохнуть немножко, поскольку все было на надрыве в последнее время. Я принял «Ленинградец», который выше пятого места во второй лиге ничего не видел. Тут — прорыв. Стоило много сил и нервов. Сейчас возьму небольшую паузу.

— Что нынче с футболом в вашем родном Орле?

— Дело сдвинулось с мертвой точки, команда вновь стала профессиональной. Получила возможность играть во второй лиге. Народ ходит на футбол, любит, соскучился. Надеюсь, что руководители области не бросят все это дело, как было в недалёком прошлом.

— С известным журналистом Игорем Рабинером, наконец, помирились после известного инцидента?

— Я открыт для перемирия. Никаких проблем.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.