Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

0 2

Как дошло до выселения?

У жителей 66 квартир дома № 40 на улице Пискунова, которым принесли повестки на освобождение жилплощади, остались две последние надежды – Верховный суд и президент. Дом, как незаконный и представляющий опасность, должны снести, но живущие в нем, несмотря на решение суда, готовы отстаивать свои права. Что они могут сделать?

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Первое судьбоносное судебное решение о незаконности строительства было вынесено 8 мая 2019 года. Тогда одиннадцатиэтажный одноподъездный дом у Академического моста постановили признать самовольной постройкой и снести за счет собственников. Основанием для такого решения стало заключение Службы стройнадзора Иркутской области о том, что при обследовании дома выявлены «многочисленные грубые нарушения требований строительных норм, существенным образом влияющие на его прочность и сейсмоустойчивость, а также серьезные нарушения правил пожарной безопасности, представляющие чрезвычайную опасность для жизни и здоровья граждан».

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

В доме уже проживали люди, и такое радикальное решение не могло не вызвать у них волну протеста. Почему же государственные органы пошли на такую непопулярную меру?

В 2008 году застройщик ООО «МетРоссо», владельцем которого являлся скандально известный бизнесмен Евгений Кузнецов, на принадлежащем компании участке (свидетельство о государственной регистрации права собственности на земельный участок от 18.08.2008 № 38 АГ 866191) начал строить дом. Многоквартирный. Вот только предназначение участка было – для ИЖС. Но в те годы популярна была практика «ввязаться в драку, а потом будет видно»: застройщики строили многоэтажки на участках для ИЖС или завышали этажность, быстро продавали квартиры на стадии котлована, люди заезжали в дома, даже если они не были сданы в установленном порядке. Строения узаконивались по суду – суды, видя сотни ипотечников, пенсионеров, молодых семей, переселенцев, закрывали глаза на недочеты и вводили многоэтажки в эксплуатацию.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

С расчетом на это застройщик и показывал желающим приобрести квартирку на ул. Пискунова на стадии котлована, некое «разрешение» № 18/08, которое было выдано ООО «МетРоссо» 25 октября 2008 года архитектурно-строительным отделом Международной академии общественных наук. Стройнадзор, с 2008 года пытавшийся стройку остановить, позднее сообщил, что данное «разрешение» действительно было получено. При этом будущие жильцы дома были не в курсе, что согласно Градостроительному кодексу РФ никакие федеральные предприятия не имеют право выдавать разрешения на строительство. Только администрация Иркутска – а она разрешения на строительство многоэтажки на данном участке не выдавала.

Стройнадзор при этом в глаза не видел проекта дома и никаких документов по нему не согласовывал. Это был тревожный звоночек, на который никто не обратил внимания. А если кто-то из покупателей и возмущался, то господин Кузнецов махал руками и говорил: «Да ладно, расслабьтесь, узаконим, сто раз так делали!» И люди успокаивались.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Первый раз власти попытались остановить стройку сразу же после начала строительства. 25 сентября 2008 года мэрия подала иск в Арбитражный суд Иркутской области с требованием обязать ООО «МетРоссо» снести самовольную постройку. 3 октября 2008 года в качестве обеспечительной меры потребовали стройку остановить, но застройщик продолжал строительство. Проверки Службы стройнадзора пройти на территорию не могли, а на все запросы Кузнецов отвечал, что на участке он строит гараж. Разборки длились три года, в итоге арбитражный суд в иске отказал и признал ООО «МетРоссо» собственником объекта незавершенного строительства по адресу: г. Иркутск, улица Пискунова, 40. Запрет на строительство был отменен.

При этом Стройнадзор заявил, что заключенные между гражданами и ООО «МетРоссо» договоры долевого участия в строительстве не соответствует требованиям, установленным федеральным законом, но на это опять же никто из граждан не обращал внимания.

Служба Стройнадзора, несмотря на препятствия, проверки на стройке все же провела. И вынесла вердикт: дом опасен. При пожаре людей нельзя будет спокойно эвакуировать. При серьезном землетрясении он просто сложится, как старая коробка.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

В 2012 году Евгений Кузнецов стал фигурантом уголовного дела по факту неправомерных действий при строительстве ООО «МетРоссо» многоквартирных жилых домов, расположенных в Иркутске на ул. Пискунова, 40; Румянцева, 54; Багратиона, 42; Байкальской, 236. В июне 2013 года Кузнецова признали виновным и дали три года условно. Запрет на занятие строительством суд ему не присудил.

А уже в 2014 году Кузнецов и чиновник КУМИ Иркутска Станислав Галашин заключили мировое соглашение. Кузнецов обязался доделать дом на Пискунова, 40 и устранить все недостатки. Мировое соглашение такого рода подлежит обязательному утверждению в арбитражном суде, но никаких данных об утверждении в интернете мы не нашли. И Кузнецов, по-видимому, не собирался соглашение соблюдать. Позднее выяснилось, что он дал Галашину взятку в виде девяти квартир в своих домах.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Жители дома № 40 на улице Пискунова свой дом доделывали сами. Они создали ТСЖ, заключили договоры с ресурсоснабжающими организациями, благоустраивали по мере возможностей территорию вокруг. Там много ипотечников, в том числе по военной ипотеке, много пенсионеров, переехавших в том числе с севера области. Ипотеку на такой сомнительный объект людям выдали.

А в 2018 году на дом наложили арест. Начались судебные тяжбы о признании его самовольной постройкой и о сносе. Люди не могли покупать и продавать в нем квартиры, прописываться и прописывать детей, получать льготы и субсидии, вставать в очередь в детский сад или записываться в школу. И в 2019 году решение о самострое и сносе было выдано в первый раз.

За четыре года жители дома № 40 на улице Пискунова не раз пытались доказать, что дом вполне пригоден для жилья. Они самостоятельно утеплили контур и укрепили фундамент, за свой счет провели динамические испытания дома комплексом «Струна» в 2020 году, чтобы доказать, что он выдержит 8-балльное землетрясение. Сами заказали экспертизу, которая посчитала, что на достраивание дома надо 120 миллионов. При этом эксперт – сертифицированный, между прочим – дал заключение о том, что 11-этажка может быть достроена. Оба эксперта подписали предупреждение об ответственности за дачу ложных показаний. Ни одну экспертизу суды во внимание не приняли.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Да, мы не оговорились – суды. За это время жители дома дошли до Восьмого кассационного суда. И тот постановил: вернуть дело на новое рассмотрение, найдя в решениях судов нижних инстанций множественные нарушения.

И в начале 2023 года Октябрьский районный суд снова вынес решение: дом незаконный, самострой, людей выписать в никуда, дом снести. За счет собственников квартир. Жители подали жалобу, кассационный суд оставил ее без удовлетворения и постановил лишить всех жильцов прописки, в том числе пенсионеров и несовершеннолетних детей.

За время судов жители дома на Пискунова, 40 неоднократно устраивали митинги. СМИ писали об этом доме – в том числе федеральные. И наконец власти Приангарья приняли решение (в 2020 году): жителям предлагается передать квартиры в собственность города, получив взамен компенсацию. Но компенсация была назначена в сумме почти 48 тысяч рублей за квадратный метр (при цене «квадрата» почти в два раза больше), полагалась она лишь тем, у кого не было другого жилья в собственности (40 квартир), выплачивать компенсации полагалось лишь при приобретении другого жилья на счет продавца. А потом оказалось, что механизм выплат не согласован в Заксобрании и в бюджете денег на это нет. И до сих пор этот вопрос не решен.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Потом жителям предложили обменять свои квартиры в доме № 40 на Пискунова на другой дом. Это был печально известный дом в ЖК «Огни Иркутска» на ново-ленинской объездной. При этом на обмен давали квартиры по социальной норме. Несмотря на всю невыгодность и неоднозначность обмена, девять человек согласились и переехали…

Ходили разговоры о том, что можно достроить дом, продав несколько квартир, которые до сих пор записаны на ООО «МетРоссо», а также несколько квартир осужденного Станислава Галашина. Их, предполагается, можно конфисковать, продать и на эти деньги исправить недостатки, о которых говорил Стройнадзор. Восстановить документы на строительство также воз-можно – они есть у экспертов, которые проверяли техническое состояние дома. Другой вопрос: кто купит эти квартиры? Да и продать их, вероятно, можно будет лишь если дом или хотя бы его достройка будет узаконена.

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Пока непонятно, что будет с людьми. Квартиры свои они покидать отказываются. Большой и возмущенной делегацией они прибыли в мэрию, чтобы получить какие-то ответы о своем будущем. Руководитель аппарата администрации Елена Войцехович сказала, что в ближайшее время будет актуализирован список собственников, чтобы администрация могла определиться с мерами поддержки. Так что история дома, видимо, еще не закончена…

Пискунова, 40: история большого иркутского скандала

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.