Спрессованное время: как легендарный губернатор Юрий Ножиков помог художникам

0 2

В Иркутске открылась выставка, напоминающая о его гражданском поступке

Эта выставка в Галерее сибирского искусства Иркутского областного художественного музея – третья памятная за те три десятилетия, которые прошли с момента так называемой «Выставки 23-х». Сегодняшняя – напоминание о тех временах, которые иначе как с негативными эпитетами не употребляются. Но и в те времена находились люди, для которых слово «искусство» было не пустым звуком.

Спрессованное время: как легендарный губернатор Юрий Ножиков помог художникам

– Время сами знаете было какое. Но в январе 1993 года все-таки состоялась выставка, в которой участвовали иркутские, саянские, ангарские художники. Приехали даже художники из Усть-Илима. Наши на саночках и на себе тащили работы, а как те, кто издалека, добирались, я даже не знаю. Приехать смогли 23 художника, привезли 104 работы. Выставка состоялась в главном здании музея на улице Ленина, – рассказывает Тамара Драница, искусствовед Иркутского художественного музея, личность легендарная, в кругах художников уважаемая безоговорочно. Она-то и была инициатором «Выставки 23-х», выбивала на нее деньги.

– Работы классные. Долетел до нас тогда какой-то отголосок Серебряного века, произошла какая-то вспышка в культуре. И художники творили, даже не думая, купят их работы или нет, хотя сидели голодные. В те времена как раз начались наезды на мастерские. В те годы произошла первая неудачная попытка захвата мастерских. Отстояли. Причем последнее слово было за сотрудниками КГБ – советские кагэбэшники тогда спасли художественные мастерские.

В общем и целом везде царили серость, отчаяние. Но художники творили – и невероятно точно отразили время. И теперь, спустя десятилетия, это особенно понятно. И жажда общения со зрителем у них была. Ведь время ближе к перестройке для художников оказалось очень неблагоприятным – гонораров никаких, закупок никаких, денег в музее нет, в управлении культуры нет.

Выставка, говорит Тамара Григорьевна, имела ошеломляющий успех, о ней писали. Приходили старшие художники, проявляя большой интерес, выказывая всяческую поддержку младшим. Не было снисхождения или презрения, которые, случается, испытывают более маститые творцы к яркой молодежи, которая работает совсем в другой парадигме.

Спрессованное время: как легендарный губернатор Юрий Ножиков помог художникам

– Непонимания не было. Ну если «батька» Рогаль – народный художник Виталий Рогаль, руководивший Иркутским отделением Союза художников, – Галине Новиковой дал рекомендацию в союз. И Сергея Коренева рекомендовал, и даже авангардиста Бориса Десяткина, дал художникам мастерские. Старшие – другое поколение, но это были чуткие художники, все понимали, – говорит искусствовед.

Для нее самая интересная, неожиданная работа из представленных тогда – «Кукушкины дети» Сергея Коренева:

– Сейчас я могу об этом сказать. Это работа о поколении брошенных детей. В работах двадцати трех есть несколько таких акцентов времени, например, мечта об идеале, пафос презрения и эпатажа – у Десяткина. Но ни у кого из них, к счастью, не было разрушительной стихии и тоски, ни у кого не было неверия. Они были молоды…

Спрессованное время: как легендарный губернатор Юрий Ножиков помог художникам

Молодые и голодные художники жили трудно. Работы были отличные. Кто бы смог купить их? Нужна была «экстренная гуманитарная помощь художникам», как назвала Тамара Драница эту необходимость в аннотации к сегодняшней выставке.

– Я знала об отношении тогдашнего губернатора Иркутской области Юрия Ножикова к музею, знала, что он дружит с народным художником Борисом Алексеевым, дружил с Аркадием Вычугжаниным – с классиками иркутской школы. Он, представьте, мастерские посещал!

Я была с Ножиковым знакома лично – старшие художники познакомили, люди такой же судьбы, как у него: или участники войны, или дети войны – в общем, прошедшие тяжелые времена. Отношения между ними и губернатором состоялись очень душевные и неформальные.

И я решила, что нужно звонить в администрацию губернатора. Трубку взяли, я озвучила проблему. Не надеялась – ведь до этого везде был «отлуп». А он взял да сразу, на следующее после звонка утро, приехал вместе со своим заместителем Владимиром Яковенко…

Тамара Григорьевна вспоминает, что Ножикову показали работы – но ему и рассказывать было необязательно, с его-то хорошей культурной базой.

– Он сразу понял, что это новые формы, отражение времени. И очень быстро были переведены деньги прямо на бухгалтерию музея – для закупки 20 работ у 12 художников. То есть – у половины участников. А цены были какие! 150 тысяч рублей в 1993 году – это нормально за картину, спросите. Скажу на это, что художники приносили работы в музей и просили за две тысячи купить, им плохо жилось. То, что им заплатили за работы выставки – хорошие деньги, так в Москве покупали. Представляете, что было с художниками? Они пачками получали деньги из кассы. Коренев, помню, бегал и кричал: «Кому занять?..»

Финансовая поддержка – это понятная необходимость. Но какова была вместе с ней моральная! Когда вдруг откликнулось в это смутное время государство в лице губернатора.

– Художники даже понять не могли – откуда все это?! Не было ни гроша, да вдруг алтын. Когда нам зарплата по полугоду не поступала и мы не знали, чем детей накормить. А ведь некоторые молодые художники уже имели семьи.

…Позже, когда Ножиков уже был в отставке, Тамара Драница приглашала его на выставки, и он приходил. Необычайно скромно себя вел. Искусствовед вспоминает отношение к нему людей.

– Один из случаев занятных: на Ленина, 5 большое культурное событие, все места заняты, люди стоят. И он тихонечко сидит на своем месте. Но люди узнали его, встали и долго аплодировали. И таких душевных случаев было много.

Спрессованное время: как легендарный губернатор Юрий Ножиков помог художникам

Сегодня можно сказать, что тогдашняя большая закупка картин у художников не только «вынула» многих из нищеты. Но она еще и сохранила прекрасные картины для будущих поколений – каждый может увидеть их в музее.

– Вот поэтому я в аннотации написала, что гражданский поступок Юрия Ножикова в те самые лихие 90-е продолжил замечательную русскую, а позднее советскую традицию поддержки национального искусства, озвученную еще в конце XIX века императором Александром III: «Распространение искусства есть дело государственной важности». И статью назвала «Поступок губернатора».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.