Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

0 1

Мэр Иркутска о том, что ждет город в ближайшем будущем

Мэр Иркутска Руслан Болотов подвел итоги года прошедшего и приоткрыл дверь в будущее: что ждет горожан в 2024 году. «Очень символично, что президент объявил 2024 год Годом семьи. Я вижу глубочайший смысл в его решении: семья – это наша история, государство без семьи невозможно. На Западе последовательно ломают этот институт через колено. А мы сегодня на государственном уровне приняли решение о его важности, а значит, обратились к нашим корням», – считает мэр.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

Руслан Болотов сделал акцент на том, что хотя мы и живем в непростое время, под огромных внешним давлением, государство в целом и власти Иркутска в частности заточены на решение задач, поставленных гражданами – в нашем случае жителями Иркутска.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

Городской транспорт: плавно входим в реформу

Руслан Болотов говорит, что многие частные вопросы в сфере транспорта, которые задают горожане, сегодня сводятся к тому, что должна появиться транспортная схема агломерации – например, от этого зависит вопрос появления в Иркутске карты «Тройка»: в областном центре 2/3 маршрутов не городские, а сопредельных территорий. Более того, для решения наболевших транспортных вопросов Иркутск должен войти в комплексную реформу и решать накопившиеся проблемы системно.

– Субъект – Иркутская область – разрабатывает комплексную систему транспортного обслуживания населения. Она будет задавать вектор: создание перехватывающих парковок, остановочных пунктов, допуск в центральную часть города только определенных видов транспорта и так далее. Но все должно происходить постепенно. И первые шаги сделаны. Мы ждем принятия схемы. 2/3 маршрутов в Иркутске транзитные. Без их учета запускать внутреннюю городскую реформу бессмысленно. Мы только «просадим» своих перевозчиков и не добьемся результата.

Так, сейчас создаем условия для вхождения в комплексную реформу, которая потребует определенных ограничений по движению в центре города, по движению транспорта, который не соответствует нормам экологическим или маловместимый. Мы идем к этому планомерно. Нужно, чтобы и горожане к изменениям постепенно привыкли, например, приняли тот факт, что по выделенной полосе должен идти только общественный транспорт.

– Как обновляется городской транспортный парк?

– Нам удалось, консолидировав работу с правительством региона, обеспечить обновление городского транспорта: приобретено 126 единиц за два года, из них 120 – низкопольные новые автобусы. Они все уже в Иркутске. Часть – на маршруте, остальные приводят в нормативное состояние после перегона, и в ближайшие 1,5 месяца они выйдут на улицы.

Мы направили заявку в программу «Чистый воздух». Отсмотрели образцы техники, например, троллейбусы с автономным ходом. Обсудили, что можно сделать с трамвайным парком, рассмотрели вариант приобретение кузовов. Идем к тому, чтобы обновить весь транспортный состав.

– Какие перспективы улучшения в частных перевозках? Можно ли, например, заставить перевозчиков поставить оборудование, чтобы люди могли отслеживать транспорт по карте?

– Мы сегодня создаем предпосылки для развития системы. Это не ужесточение, а требование времени. Например, необходимость низкопольного транспорта – это удобство. И город показывает пример – как надо. И для тех, кто этому примеру не последует, у нас есть варианты замещения. Так что либо они подтянутся, либо будут заменены.

Оснащение системы – это этап транспортной реформы, о которой я говорил. Возможность управления своим временем для горожанина важна – и мы к этому подойдем. Город в этом направлении уже работает: обсуждали остановочные пункты с электронной начинкой, которая позволит пассажирам на остановке видеть, когда, где и что; сейчас формируем техзадание на остановочные пункты.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

Как поедем: пробки и обходы

– Какова ситуация по Лермонтовской развязке?

– Для меня это один из краеугольных вопросов. Здесь мы попали в интересную коллизию с экспертизой, которую нужно решать. Требования экспертов, на мой взгляд, не совсем понятны. Но, думаю, в течение трех-четырех месяцев мы найдем решение – ведь 99% замечаний уже снято. Надеюсь, скоро мы порадуем горожан положительным заключением Главгосэкспертизы.

На Лермонтовской развязке мы отработаем все вопросы по иркутским развязкам – это наша внутренняя проблематика, которую нужно решать системно. Службы и подразделения должны научиться готовить настолько масштабные проекты – а таких, где одни подходы километрами измеряются, не было пока.

– Будут ли в ближайшее время какие-то заметные изменения в дорожной схеме Иркутска?

– Когда более детально начнем знакомить жителей с генпланом, все увидят, что мы возвратили ряд решений относительно транспортных коридоров и строительства мостовых сооружений, которые не совсем справедливо были исключены из редакции генплана. Мы эту редакцию посмотрели и решили – мосты и развязки надо возвращать, без них внутреннюю логистику областного центра выстроить невозможно.

– А что с Южным обходом? Как планируете разгружать Синюшку от пробок?

– Южный обход в основном проходит не по территории Иркутска, поэтому проектированием занимаемся не мы. Но мы дали все исходные данные. Коллег-проектировщиков пригласим на депутатские слушания и спросим, чем еще помочь.

Проект важный, губернатор не случайно в своем послании обозначил эту тему. Трассировка, которая была заложена в документах территориального планирования десять лет назад, уже невозможна – появились новые объекты, новые жилые комплексы.

Что до Синюшиной Горы, то на Синюшке работы никогда не прекращаются. Планируется расширение полос с обеих сторон. Дирекция автодорог Иркутской области планирует расширение до четырех полос автотрассы Иркутск-Шелехов. Без этого никак. Марковская дорога, которую сделали, забрала часть транспортных потоков, но проблема не решилась. И без обходов от проблемы пробок Иркутска не избавиться никогда. И региональная власть это тоже понимает. У Иркутска есть четыре входные трассы – тракты, и там надо в каждом случае вырабатывать комплексное решение. Сейчас мы по факту весь поток пропускаем через центр, который рассчитан всего на 50 тысяч. Обходы крупных городов – общая федеральная практика, все пришли к тому, что по-другому проблемы крупных городов не решить.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

Перестраиваем Иркутск: сколько и чего строим

– Какими темпами строится жилой Иркутск? Одно время витала идея сносить хрущевки и строить новое комфортное жилье. Каким еще способом можно решать вопрос дефицита стройплощадок в Иркутске?

– В 2023 году мы построили 110% от плана, а это 306 тысяч кв. м. И у нас сегодня действует 53 разрешения на строительство многоквартирных домов. Чтобы было понятно: есть четкие параметры квадратных метров на человека, отсюда – четкие параметры, которые нам выставляет Минстрой, затем подписывается соглашение – и мы четко понимаем, сколько мы должны обеспечить до 2030 года: около 2,5 млн квадратных метров жилья (сейчас разрешений – на 1,2–1,3 млн кв. м).

Нам много чего нужно сделать, чтобы поставленную задачу выполнить. В Иркутске чистых площадок, без обременения, нет. В свое время в 2010 году мы запускали, одними из первых, механизм РЗТ – развития застроенных территорий. Он определенный эффект дал, за счет этого мы выполняем программу переселения из ветхого и аварийного жилья. Законодатель сегодня пошел дальше: он позволяет через РЗТ развивать территории застроенные, но уже с оказанием определенной отраслевой финансовой поддержки (что помогает порой вовлекать в процесс дополнительно застройщиков – они имеют право на субсидии). Это КРТ – комплексное развитие территорий. Такие площадки в Иркутске есть, они сформированы. И после того, как мы решим вопрос с техническими подключениями – на законодательном уровне с субъектом – двинемся дальше.

Для нас важно создать условия. Поэтому мы так много говорим о тепловом луче – это предпосылки для возможного появления таких перспективных территорий. Я благодарен губернатору, что область взяла кредит на себя – и предоставила Иркутску для решения этой задачи. И мы строим тепловой луч, создаем предпосылки для КРТ, взяли на себя обязательства и занимаемся подготовкой площадок. И у нас есть территории, которые нам еще надо развивать – например, территории, необходимые для обеспечения нужд развивающегося Иркутского авиазавода – где работники будут проживать (и желательно в ближней к производству зоне).

– Над какими крупными объектами строительства и благоустройства сегодня идет работа в Иркутске? Что откроется в 2024 году?

– На прошлой неделе уже открыли КДЦ «Марат», ровно через десять лет после того, как его выкупили в муниципальную собственность. А общая эпопея «Марата» – 20 лет. Это наш «ответ Чемберлену»: восстановили историческое здание кинотеатра, построенное в 1939 году. Кстати, первый фильм, который там демонстрировался, был о Донбассе.

Ведем строительство самой большой школы в Иркутске – на ул. Ярославского, на 1550 мест. В Лисихе достроим детсад – первый трехэтажный садик. Хочу обратить внимание на то, как решаются вопросы с землей. В Лисихе не было муниципальной земли – застройщик пошел навстречу. То же – по участку земли бывшего стадиона «Автомобилист», которая нужна была для школьного объекта, новый собственник также ее передал городу. По «Автомобилисту» в исторической ретроспективе было так: дума города 25 лет отказывала прежнему собственнику в изменении территориальной зоны, пока собственник не передаст часть участка под социальный объект. В итоге договорились.

Начали строительство школы в микрорайоне «Союз», в 2025 году она должна быть введена в эксплуатацию. Получили положительное заключение на проект школы на ул. Мелентьева. В конечном итоге на ул. Мелентьева будет Лицей ИГУ, а ту школу, которую он занимал, откапиталим и сделаем полноценную школу для нужд района. Еще важно решить вопрос по проектированию школы в Лисихе – там большой вопрос выноса сетей.

Школу № 53 сдадим, школа № 75 будет открыта к декабрю – подрядчик не справлялся, мы расторгли контракт, сейчас ситуация сдвинулась.

Начинаем строить еще один детсад на территории ИВАТУ и еще один проектируем. Нас упрекают в том, что мы много проектируем. Но не запроектируешь – ничего и не будет. А мы в Иркутске пока что играем в догонялки – потребность в образовательных учреждениях у нас выше, чем в других территориях, у нас дефицит мест. Так что проектирование объектов не самоцель, а обеспечение будущего.

По КОС правого берега будет еще один этап: выявили, что в результате общего проектирования не все было учтено. По КОС левого берега, на которые приходится 60% стоков Иркутска, завершили первый этап проектирования, получили положительное заключение Главгосэкспертизы. Теперь работаем над включением этого проекта в федеральные целевые программы.

По программе ФКГС – «Комфортная городская среда», которую президент продлил до 2030 года – будет сделано шесть общественных пространств: на Ушаковке, сквер «Ирис» на Синюшиной Горе, бульвар Солнечный в одноименном микрорайоне, участок улицы Лермонтова возле ИРНИТУ, мемориальный комплекс на Иерусалимской горе и парк «Комсомольский». По парку, я думаю, это завершающий этап.

– Строятся ли в Иркутске поликлиники – хотя понятно, что теперь это вопрос и ответственность регионального правительства, а не города?

– Земельные участки под них мы сформировали, очистили, передали субъекту. Свои обязательства мы исполнили в полном объеме. Строятся поликлиника № 10 на Синюшиной Горе и № 15 в Рабочем. Запроектирована еще поликлиника № 1 в Солнечном. В Иркутске, к сожалению, с поликлиниками накопленная проблема. Часто спрашивают о поликлинике № 2, которая размещается в историческом здании Русско-Азиатского банка. Но очень сложно под современные нормативы для лечебных учреждений такие здания реконструировать, порой и невозможно.

Много тепла и света: иркутские перспективы

– Этой зимой были аномальные холода. Пришлось ли применять какие-то новые решения?

– Новых решений никто никогда не принимал, все дело в подготовке, в плановости работы. Иркутск обошелся без крупных аварий. У нас один теплоисточник и 33 малые котельные. Хозяйство большое, хлопотное, но тем не менее правильная подготовка дает свой результат. Наши МУПы сработали хорошо, сбалансированно. Запасов угля и мазута было достаточно.

Напомним, что мы еще строим тепловой луч в микрорайон Зеленый – и в течение этого года будем закрывать мазутную котельную. Есть проблемы и вопросы, которые нужно решать. Например, проблема износа сетей. Мы видим, что на уровне президента страны была дана установка решать проблему.

– Обсуждается ли строительство в Иркутске второго теплоисточника?

– Это тема необсуждаемая – это закон. Мы вышли на финишную прямую, решение о строительстве генерации есть. Вопрос в том, какой это теплоисточник, на каких принципах он будет работать, где будет располагаться. Есть несколько вариантов развития событий, которые обсуждались на разных площадках с разными экспертами. В первую очередь это должен быть вопрос экономики. Магистральный газ – это для нас было бы идеально. Тогда не нужен будет большой теплоисточник, можно строить локальные по районам, не нужно создавать защитные зоны, золошлакохранилища. Вопрос в том, когда будет газ и его цена.

Сегодня мы, имея развитую угольную промышленность, имеем и самую дешевую цену на гигакалорию. С нашей продолжительностью зимы вопрос цены – важнейший. Так что нам надо искать решения, в том числе применять новые технологии. Пошагово нужно решать проблему: модернизировать мощности на Ново-Иркутской ТЭЦ, а далее решать вопрос с размещением теплоисточника. И вот тут будет развилка. Во-первых, «Газпром» должен будет сориентировать, сможет ли он дать газ в горизонте 3–5 лет и назвать его цену. Во-вторых, я очень понимаю губернатора: много народу у нас занято в угледобывающей промышленности, и уголь у нас идет в основном на ТЭЦ. Три наших угольных бассейна – крупнейшие, гремевшие когда-то, но мы понимаем, что сегодня эти ресурсы задействованы в основном внутри территории. Нужно взвешенное решение. Нужно понять, где разместить теплоисточник. Я предложил привлечь наш энергетический институт и доработать проект, который 30 лет назад разрабатывался, и многое поменялось.

– Ваша позиция по дифтарифу. Какой выход с наименьшими потерями вы видите в этой ситуации?

– Дифтариф Иркутска касается в меньшей степени – у нас, в общем, централизованная система теплоснабжения. У нас есть свои проблемы, для которых мы ищем варианты решения. А вообще, я считаю, нужна альтернатива – тогда это будет нормальная, воспринимаемая населением история. Магистрального газа у нас пока нет, на уголь и дрова переходить, наверное, неправильно. Нужно искать хозяйственный подход, а не выводить вопрос в политическую плоскость и не делать это предметом манипулирования. Губернатор сбалансированно решает этот вопрос: закон обязателен для исполнения, а вот его варьирование – это то, над чем сегодня и работает команда губернатора.

– Какова ситуация с освещением на улицах города?

– У нас на 100 общественных пространств с 2017 года стало светлее. Любой проект, связанный с проектом «Безопасные качественные дороги», всегда связан с заменой светильников, переходим на светодиодные. Депутатский фонд, партийные проекты (три за год), проект «Туристический код города» – все вкладываются в освещение. 16 домов на ул. Карла Маркса осветили – около 2 тысяч светильников только на них появилось, будем продолжать. Приходится много восстанавливать неработающего освещения.

Столкнулись с интересной проблемой – оказывается, в Иркутске никогда не делали инвентаризацию системы освещения. Проводим сейчас инвентаризацию в полном объеме. Ведь коэффициент освещения – это регулируемая величина, и она должна быть четко рассчитана. А с учетом длинных зим нам желательно решать вопрос в сторону увеличения.

Как Иркутск поддерживает спецоперацию

– У Иркутска есть обязательства непосредственно перед нашими добровольцами и перед подшефным городом ЛНР Кировском. Как Иркутск отрабатывает эти обязательства, чем помогает фронту?

– Мы оказываем поддержку мобилизованным, нашим формированиям, нашим официальным подразделениям, которые работают там. Губернатор четко определил, что мы будем работать по ряду подшефных подразделений: это 38-й полк, куда изначально попало большинство наших мобилизованных (хотя наши служат в более чем 10 подразделениях). Отправлено более 300 тонн гумпомощи, 44 автомобиля. Работаем, на постоянной связи с ними. И сегодня весь город участвует в этом: ТОСы, активные граждане, блогеры. Наши ребята чувствуют плечо, поддержку из дома.

Безусловно, ключевой принцип помощи: работаем по запросу ребят. Ведь существенно изменились состав и номенклатура помощи. Год назад это была одна история, сегодня – абсолютно другая. Многое изменилось в лучшую сторону. С питанием, вещевым довольствием проблем в наших подразделениях нет. Основной запрос – специальные технические средства. Я считаю, что Иркутск может организовать их производство – занимаемся этим, черед полтора месяца покажем образцы того, что изготовлено в Иркутске. Это именно запрос наших ребят оттуда. Здесь более высокое качество сборки, чем делают в прифронтовой полосе.

В Кировске наши люди бывают постоянно. Хочу сказать о душевно теплых вещах, которые мы делаем. Во-первых, это встреча молодежных делегаций оттуда, показываем, как наша страна живет, как мы живем. Во-вторых, в Новый год мы украсили этот прифронтовой город: отвезли туда елку, иллюминацию, фигуры. У людей там давно вместо салютов и огоньков – огни обстрелов и шум сирен. Кировчане передали иркутянам сердечную благодарность за праздничный настой.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке

Безнадзорные собаки: что с ними делать?

– Какая работа ведется по безнадзорным животным на уровне администрации, есть ли какое-то стратегическое решение? На «Госуслугах» размещен опрос, где горожанам предлагается выразить свое личное мнение, что делать с собаками, в том числе рассматривается вариант эвтаназии. Каково ваше личное мнение как горожанина и владельца собаки?

– Причины всех бед, во-первых, в том, что собаку выпускают, как написано, «в среду обитания». Город не среда обитания собаки. Во-вторых, даже стерилизация не помогает, когда собаки сбиваются в стаи, инстинкты остаются. Мы предлагали безвозвратный отлов собак. Да, надо строить государственные приюты. Нужно регистрировать домашних животных, с чипированием, обязательно. Нужно предоставить возможность льготной стерилизации, возможность выделения грантов на это. Ввести ограничения по количеству домашних животных в жилых помещениях – у нас есть «резиновые квартиры» с массой домашних животных…

Сегодня мы стерилизуем собак, а их количество не меняется. Если собака потенциально опасна, она должна быть изолирована. И в городе безнадзорных собак быть не должно. Общественники если хотят, пусть лично берут и содержат их. Из бюджета города мы готовы поддержать владельцев приютов, которые готовы содержать собак и не выпускать их в город.

И еще одна красноречивая цифра (хотя я понимаю, что полемики всегда будет много на эту тему) – мы на летний отдых детей уже стали меньше тратить, чем на отлов собак.

Так что я бы предложил смотреть на это не с эмоциональной, а рациональной точки зрения, понимая, что это бизнес, и бизнес очень немаленький. И нам всем вместе надо подумать, где эта золотая середина. И нужно помнить, что ключевая задача власти – защита людей.

Зачем Иркутску быть в федеральной повестке?

– Иркутск волей судьбы и волей предков определился как связующий между Востоком и Азией. Таким он был изначально задуман, и по факту с этого все начиналось. Вспомните хотя бы наших святых – своей деятельностью они это заложили. И мы будем городом, нацеленным на развитие. Иркутск станет одним из крупнейших логистических центров. Обратите внимание хотя бы на наши показатели по аэропорту. В указе президента сказано: достигнуть 2 млн пассажиров в год, а у нас уже 3,8 млн пассажиров за прошлый год.

Привлекая внимание к Иркутску на уровне Федерации, мы добиваемся тех решений, которые впервые реализуются сегодня в городе. И то, что нас упоминают в положительном ключе – это возможность донести нашу позицию. Я вижу в этом возможности получения дополнительного результата.

Я вхожу в президентский Совет по местному самоуправлению, возглавляю Ассоциацию сибирских и дальневосточных городов. И эта консолидированная позиция часто дает возможность проводить решения. Например, бюджетными кредитами мы заместили коммерческие. И это решение, поддержанное губернаторами, мы вырабатывали в рамках АСДГ. Эта работа сейчас продолжается.

Обратите внимание на выступление президента перед главами местного самоуправления. Он сказал, что понимает, что муниципальной власти порой приходится отвечать на вопросы, не связанные с нашими полномочиями. «Но вы, – сказал президент, – остаетесь на передовой по отношению к людям». Так что наша задача – сделать так, чтобы Иркутск был услышан на федеральном уровне. Напомню, многое из того, что мы делаем, невозможно решать, не задействовав возможности региона и Федерации.

Но приоритетом я бы сейчас обозначил выборы президента – это то, что нужно решить в правильном ключе, в том числе и для Иркутска. Мое поколение хорошо помнит 1991 год, и я не хотел бы, чтобы страна такое проходила снова и платила потом за все эти реформы и преобразования. И теперь выборы – это наш ответ международному сообществу. Мы должны показать, что происходит консолидация внутри страны.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.